Гудвин: ополченец, арестант, гражданин (9oodw1n) wrote,
Гудвин: ополченец, арестант, гражданин
9oodw1n

Следствие ведут не знатоки - или как прикрывают, закрывая

По поводу расследования дела не скажу ничего нового. Пока что, скажем так, просто сменился фронт приложения моих усилий, что, надеюсь, тоже пойдёт на благо Родине.

Ни для кого не секрет, что даже в послевоенные годы количество оправдательных приговоров было в разы выше. Разница между десятком процентов в то время, как в стране действовал "декрет о трёх колосках" ("Указ 7-8 шьёшь, начальник?") и единицами процентов сейчас, а по некоторым методикам подсчётов - чуть более, чем полпроцентом.

В последние где-то 10 лет особенно обострилась практика вынесения обвинительных приговоров по случаям, по которым в другом случае был бы вынесен оправдательный приговор. Связано это с тем, что задержанных, как правило, отправляют на время следствия в СИЗО - то есть, заключают под стражу. Это означает, что в отношении лица, чья вина судом еще не установлена и следствием ещё не доказана, уже применяется заключение под стражу! Да, УПК это обосновывает необходимостью оградить свидетелей и следователя от давления со стороны подсудимного, тем, что подсудимый сможет скрыться или уничтожить улики и прочими весьма разумными основаниями, перечисленными в ст. 97 УПК. Однако же, на практике это означает, что если следствие облажается и суд вынесет оправдательный приговор, это дало бы право оправданному заключеннму требовать компенсации у следствия.
Насколько я понимаю, такая позиция даже может быть закреплена некоей внутренней "разнарядкой" суда - ибо 1) наше государство никому и ничего не должно, 2) такая позиция есть всегда и везде, из дела в дело прослеживается регулярно.

И тут мы видим паразитную связку: прокуратура (типа должна защищать интересы общества-государства), процессуально независимый следователь и судья, который вроде как вообще из другой ветви власти. И подлость ситуации заключается в том, что большинство судей в такой ситуации не могут сохранить объективность: именно с этими следователями им работать ещё долгие годы, дежурный прокурор, который поддерживает обвинение при избрании меры пресечения, вообще сидит с ними в одном здании суда. Более того, дежурный прокурор к этому вопросу относится на редкость формально: содержимое ст. 97 УПК в ходатайстве слеодвателя есть? Есть. Поддерживаем.
Итого: единицы судей и практически нулевой процент прокуроров способны возразить следователю на возбуждённое ходатайство о заключении под стражу, а потом для оправдания нахождения под стражей судья вынужден осуждать человека к нескольким годам или к нескольким месяцам, засчитывать в эти месяцы срок содержания под стражей, а подсудимый-невинно суждённый должен проходить через процедуру апелляции, кассации и надзора, чтоб получить - если повезёт - оправдательный приговор. Расчёт идёт на то, что освобождённый в зале суда человек не будет обжаловать приговор, его освободивший...и порождает шквал приговоров, осуждающих людей, вину которых следствие не смогло доказать.

Излишне напоминать, что стандарты доказывания ныне чуть ниже, чем никакие, и Пал Палыч Знаменский, будь он сейчас жив, проклял бы всё и вся, ибо никакого душевного удовлетворения и самоуважения такое качество работы вызывать не может. Я говорю о том, что это - системная проблема, единичные дела могут быть расследованы даже как-то сообразно стандартам и закону - но это исключения.

Ну вот а теперь вопрос: что нарушает такая практика привлечения невиновных к ответственности? Я понимаю, что приговор можно и нужно оспаривать, далее - оправдание, реабилитация и так далее. Меня интересует, как и кому правильно сформулировать жалобу на существующую практику осуждения невиновных для того, чтоб прикрыть ошибки следствия?..

Tags: дело 392840, юризм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments